Сайт misyrina-help.ru – информационное пространство,
созданное в поддержку доктора-гематолога Мисюриной Елены,
приговоренной к лишению свободы



За что гематолога Мисюрину осудили на два года лишения свободы

25 января 2018 года

Анна Родионова

Фото: vm.ru

Врачи в последнее время, к сожалению, нередко становятся фигурантами уголовных дел. Однако приговор, вынесенный известному московскому гематологу Елене Мисюриной 22 января 2018 года, буквально взорвал врачебное сообщество. Медиков поразили как суровость наказания – два года реального лишения свободы, – так и шаткие, по их мнению, основания, на которых базируется обвинительный приговор. Врачи собирают подписи под петицией с требованием пересмотреть дело гематолога и размещают в соцсетях фотографии с хештегом #яеленамисюрина. Vademecum разбирался, что же произошло.

Елена Мисюрина – уважаемый профсообществом специалист и руководитель. В московской ГКБ №52 под ее руководством с 2014 года развивалась гематологическая служба, было создано отделение трансплантации костного мозга. В ведении Департамента здравоохранения Москвы есть всего две больницы, оказывающие медпомощь такого рода (остальные отделения – в федеральных медицинских центрах).  Сейчас в отделении ГКБ№52 созданы 18 палат для аутотрансплантации и 12 палат для аллотрансплантации (от неродственных доноров) костного мозга. На полную мощность отделение планировалось запустить в 2018 году. 

До перехода в ГКБ №52 Елена Мисюрина работала гематологом в небольшой московской частной клинике «Генотехнология», принадлежавшей ее мужу. 

Туда в девять часов утра 25 июля 2013 года обратился пациент для проведения трепанобиопсии – процедуры взятия образца костного мозга. Мужчина был тяжело болен – на момент обращения у него были диагностированы  рак предстательной железы, несахарный диабет и миелофиброз  с переходом в стадию острого лейкоза. Через час после проведения процедуры пациент самостоятельно покинул клинику.

Вечером того же дня он поступил в клинику «Медси» с диагнозом «острый аппендицит».  Потом у больного появились признаки внутреннего кровотечения, ему была сделана операция, но рано утром 28 июля пациент скончался в реанимационном отделении клиники «Медси».

Об этих трагических событиях Елена  Мисюрина узнала  только в феврале 2014 года, когда на ее имя пришел первый запрос из Следственного комитета (СК), проводившего доследственную проверку обстоятельств смерти мужчины.

Уголовное дело в отношении Елены Мисюриной было возбуждено в январе 2015 года по ч. 1 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», максимальное наказание – до двух лет лишения свободы. В январе 2016 года дело переквалифицировали и гематологу  было предъявлено обвинение по п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека). Это более тяжкая статья, предусматривающая лишение свободы на срок до шести лет. 

По версии следствия, «врач нарушила методику, тактику и технику выполнения трепанобиопсии, из-за чего причинила пациенту сквозные повреждения кровеносных сосудов, в результате через несколько дней он скончался».  

Суд признал гематолога виновной в том, что трепанобиопсия якобы выполнялась с нарушением установленной методики: путем введения биопсийной иглы в область расположения крестца, а не в гребень правой подвздошной кости. Это, по версии суда (аудиозапись вынесения приговора есть в распоряжении Vademecum), привело к сквозному повреждению крестца пациента, повреждению кровеносных сосудов (правая верхняя ягодичная артерия и венозное сплетение малого таза), в результате чего после проведенной операции четыре дня спустя пациент и скончался.  Смерть, как сочла судья, наступила от массивной кровопотери вследствие кровотечения из поврежденных при выполнении трепанобиопсии  сосудов таза.

Мисюрину приговорили к двум годам лишения свободы в колонии общего режима, хотя ст. 238 УК предусматривает и более мягкие виды наказания, от штрафа до принудительных работ. 

Врача, находившуюся до этого под подпиской о невыезде, до вступления приговора в силу суд направил в СИЗО. Сейчас, как говорит адвокат осужденной, она после положенного  трехдневного карантина помещена в общую камеру. 

Наказание – одно из самых строгих за последнее время. Как показал мониторинг Vademecum, обычно медиков приговаривают за врачебные ошибки, даже повлекшие смерть пациента, к условным срокам, ограничению свободы (запрет на выезд за пределы места жительства без уведомления полиции) либо обязательным работам. Единственный приговор с реальным сроком, обнаруженный нами в 2017 году, – полтора года колонии-поселения. Его получил врач воронежской ГКБ №10, не оказавший надлежащую  помощь пострадавшему в ДТП 27-летнему мужчине, в результате чего тот умер.

У защиты много вопросов к суду и следствию. Адвокат Мисюриной Мария Зайцева полагает, что введение биопсийной иглы в крестец, а не в гребень правой подвздошной кости, не доказано.

«Присутствовавшая при проведении этой манипуляции медсестра показала, что трепанобиопсия выполнялась в гребень правой подвздошной кости пациента. Такие же выводы содержатся в заключении комиссионной судебно-медицинской экспертизы, – пояснила Vademecum Мария Зайцева. –  Сведения о выполнении трепанобиопсии в крестец появляются лишь в апреле 2015 в ходе дополнительного допроса патологоанатома «Медси»  Мартыновича А.И.  Однако эти данные в протоколе вскрытия отражены не были, локализация якобы имевшегося повреждения у пациента не указана. Показания Мартыновича А.И. положены в основу обвинения, несмотря на то что последний является явно заинтересованным лицом… Этот вывод не подтверждается какими-либо иными, кроме вербальных, доказательствами по делу».

Кроме этого, подчеркнула адвокат, в соответствии с действующими нормативными актами, все умершие в стационарах негосударственных лечебных учреждений направляются на судебно-медицинское исследование (экспертизу), а вскрытие должно производиться в патанатомическом отделении №6 Бюро СМЭ Департамента здравоохранения Москвы. По состоянию на июль 2013 года у клиники «Медси» не было лицензии на патологическую анатомию, и по этой причине в ней вообще не имели права проводить патологоанатомические вскрытия. 

Сейчас защита добивается, чтобы до официальной публикации приговора Мисюрину выпустили из СИЗО под подписку о невыезде (апелляционная жалоба об изменении меры пресечения есть в распоряжении Vademecum). «Сам приговор, разумеется, тоже будет обжалован после того, как мы его получим», – говорит Зайцева.

С предоставленным уже после публикации данного материала комментарием  ГК «Медси» можно ознакомиться здесь.

Тем временем коллеги Елены Мисюриной возмущаются и собирают подписи в ее поддержку. Некоторые из них подозревают, что гематолога обвинили, чтобы скрыть ошибки других врачей, принимавших участие в судьбе умершего пациента. Другие говорят, что врачей нельзя сажать в тюрьму за медицинские ошибки – иначе пациентов станет просто некому лечить. 

«Чем методика сложнее и новее, тем выше там будет процент ятрогении [медицинских ошибок. – Vademecum]. Это историческая и общемировая ситуация. Процент осложнений есть в любой инвазивной методике, даже при взятии крови из пальца. И если добросовестная попытка врача помочь, не злонамеренная халатность, привела к осложнениям и это равно колонии, то тогда нам всем придется лечиться у гомеопатов. Мы, безусловно, будем ей помогать. Департамент здравоохранения подключится к работе, они готовятся озвучить официальную позицию», – заявила Vademecum главврач московской ГКБ №52 Марьяна Лысенко.

Источник: https://vademec.ru/article/za_chto_gematologa_elenu_misyurinu_osudili_na_dva_goda_lisheniya_svobody/

© 2018 Сайт создан в поддержку доктора Мисюриной Елены