Сайт misyrina-help.ru – информационное пространство,
созданное в поддержку доктора-гематолога Мисюриной Елены,
приговоренной к лишению свободы



«Это не могло привести к смерти»

26 января 2018 года

Автор: Алена Агафонова

В Москве врача-гематолога Елену Мисюрину приговорили к двум годам лишения свободы по обвинению в смерти пациента. Против ее приговора выступает врачебное сообщество: в деле очень много неясных и спорных моментов. «Такие дела» выслушали адвоката, врача, правозащитника и разъяснения самой Елены Мисюриной.

Елена Мисюрина — кандидат медицинских наук, врач-гематолог с двадцатилетним стажем работы, руководитель гематологической службы в ГКБ № 52. В 2013 году к ней на прием в онкологическом центре «ГеноТехнология» пришел пациент с несколькими заболеваниями — раком предстательной железы и миелофиброзом с переходом в стадию острого лейкоза. Через четыре дня после процедуры он умер в стационаре частной клиники медицинской сети.

Как пишет сама Елена Мисюрина в объяснении по делу (текст имеется в распоряжении редакции, -прим. ТД), на приеме она сделала пациенту трепанобиопсию — процедуру, во время которой врач берет специальной иглой небольшую пункцию костного мозга из подвздошной кости. Процедура заняла 15 минут, после этого пациент еще около часа находился в клинике, после чего уехал на работу. Его состояние было удовлетворительным, жалоб на самочувствие не было.

Вечером мужчину увезли на скорой помощи с диагнозом «острый аппендицит» в стационар крупной частной клиники. Здесь начинаются неясные моменты: по данным защиты, пациенту не сделали УЗИ органов брюшной полости и, хотя врачи считали, что у мужчины острый аппендицит, не отправили его на положенную в этом случае операцию.

Операцию сделали только на следующий день, когда на МРТ обнаружили у пациента массивную забрюшинную гематому. После операции он скончался. В его смерти обвинили Елену Мисюрину, которая брала у него биопсию за четыре дня до этого. В числе доказательств — незафотографированное и неточное заключение патологоанатома.

О том, что биопсия не могла привести к таким последствиям, заявил в независимой экспертизе академик, один из основоположников гематологии Андрей Воробьев. Другой известный врач, главный гематолог Министерства обороны Олег Рукавицын отказался подписывать заключение официальной экспертизы — но его мнение тоже не приняли в расчет. Как рассказала «ТД» адвокат доктора Мисюриной Мария Зайцева, в приговоре прозвучало, что они давно знают Елену Николаевну, поэтому не могут быть объективны в даче своих заключений.

Защита просила суд проверить действия частной клиники, в которой скончался пациент, но все ходатайства были отклонены. «Все доводы, которые были озвучены стороной защиты, остались без какого-либо внимания, никакая оценка им не была дана», — отметила Мария Зайцева.

Дело врача сперва квалифицировали по статье 109 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших смерть», но, когда по ней истекли сроки, его переквалифицировали на статью 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» (пункт «в» части 2, где идет речь об услугах, повлекших за собой смерть пациента)

Прокуратура требовала для доктора Мисюриной условного срока. Но 22 января судья Черемушинского районного суда Зинаида Никиточкина приговорила ее к двум годам лишения свободы, и врача увели в московское СИЗО №6 прямо из зала суда. В приговоре, как передает адвокат, объяснили, что ребенок Мисюриной и ее родители-инвалиды — «смягчающие вину обстоятельства», но «исправление не может быть достигнуто без изоляции от общества».

В защиту врача Елены Мисюриной выступили «Лига защиты врачей» и общественная организация «Столичное объединение врачей». Петицию с требованием пересмотреть дело Мисюриной подписали более 21,5 тысяч человек.

МАРИЯ ЗАЙЦЕВА

Адвокат врача-гематолога Елены Мисюриной

«Мы будем безусловно обжаловать приговор. У нас подана апелляционная жалоба на изменение меры пресечения, и мы будем подавать жалобу на приговор, как только его текст будет у нас.

Наши основные аргументы заключаются в том, что, во-первых, нет состава преступления, предусмотренного 238 статьей, а во-вторых, то, что в основу обвинения положены доказательства, которые по требованиям УПК подлежали исключению как недопустимые, и не могли лечь в основу обвинения.

Мы сейчас обратились к независимым специалистам и будем пытаться приобщить их заключения к делу».

СЕМЕН ГАЛЬПЕРИН

Президент «Лиги защиты врачей»

«Трепанобиопсия — это забор небольшого столбика костного мозга. Манипуляция довольно несложная, и при том огромном количестве манипуляций, которые делал опытный специалист, невозможно что-то повредить. Там нет таких крупных сосудов, это несложная манипуляция. Но дело не только в этом: идет расхождение по времени. Если процедурой были вызваны повреждения сосуда, которые привели бы к таким последствиям, то они развиваются достаточно быстро. Пациент поступил в хирургический стационар вечером и несколько дней еще находился в нем под наблюдением врачей — и вдруг вина за кровотечение падает на врача, который работал с пациентом несколько дней назад. Это совершенно нелогичное заключение — а что делали все это время специалисты, под наблюдением которых он находился?

Должен был быть другой вывод: это пациент с онкологическим заболеванием, которое часто ведет к нарушениям кровообращения и кровоизлияниям, это одна из наиболее частых причин гибели больных, которые сложно предотвратить. Обвинять врача, который проводил процедуру, нелогично. Тем более, что у суда нет четких данных.

Мы ясно видим взаимосвязь между [этим делом] и тем, что в общество были вброшены идеи о необходимости привлекать врачей к уголовной ответственности за врачебные ошибки. В данном случае подразумевается, что врач допустила врачебную ошибку. Даже если бы это было так, она не должна нести уголовную ответственность. Бессмысленно предъявлять врачу такие обвинения!

Общественность хотят убедить в том, что все проблемы в здравоохранении — они не от той безграмотной реформы, которая проводится у нас практически восемь лет. Доступность медицинской помощи у нас резко упала, народ возмущается, но кто-то же должен понести ответственность за это? Ну, конечно, не те, кто организовали всю эту реформу, не те, кто уничтожил клиники и поувольнял врачей, а сами медики».

АЛЕКСЕЙ СВЕТ

Главврач ГКБ имени Н. И. Пирогова

«С моей точки зрения, это какой-то дикий, необоснованный приговор. Понимаете, если врачей сажать за осложнения при медицинских манипуляциях — тогда всех посадить придется. Врачей нельзя сажать в тюрьму за их профессиональную деятельность, которая направлена на то, чтобы помочь пациенту.

В этой истории надо разбираться, потому что в ней фигурировала не только Елена Мисюрина, но еще и одно лечебное учреждение, но почему-то во всем виновата оказалась только она. Я думаю, что сейчас тот факт, что дело стало достоянием общественности — это возможность еще раз внимательно на него посмотреть».

© 2018 Сайт создан в поддержку доктора Мисюриной Елены