Сайт misyrina-help.ru – информационное пространство,
созданное в поддержку доктора-гематолога Мисюриной Елены,
приговоренной к лишению свободы



Жизнь пациента или собственная свобода врача

Угроза оказаться в тюрьме за осложнения болезней, которые невозможно предотвратить, заставит медиков бездействовать

Павел Воробьев – профессор, заведующий кафедрой гематологи и гериатрии Первого московского медицинского университета им. И.М. Сеченова.

Фото Gettyimages

Чудовищная ошибка, а с точки зрения медицинского сообщества, преступление судебной системы России – осуждение абсолютно невиновного врача – закономерное следствие непрерывного гонения государства на медицинских работников. Это уже называют вторым «делом врачей».

Два года заключения дал 22 января Черемушкинский суд Москвы известному гематологу Елене Мисюриной. Четыре года назад она выполнила одному из больных диагностическую процедуру получения небольшого количества костного мозга из подвздошной кости. Без этого невозможно поставить диагноз хронического лейкоза, который подозревался у пациента. Такие процедуры делаются гематологами постоянно в огромном количестве. В том числе – амбулаторно. Для процедуры используется специальная толстая игла – трепан, не имеющая острого среза кончика. Этой «иглой» даже кожу нельзя повредить (ее надрезают скальпелем), не то чтобы проколоть сосуд.

Больной, который пришел к ней на прием, перенес процедуру легко и через некоторое время уехал. Однако через сутки у него развилась гематома в проекции трепанобиопсии. Он оказался в коммерческой клинике «Медси», где через некоторое время ему сделали операцию, предполагая аппендицит. На операции же они увидели совсем не то, что предполагали, – гематому (в просторечии – синяк).

При трепанобиопсии бывают гематомы, а не кровотечения, так как место прокола кости прикрыто надкостницей. Рост этих гематом останавливается сам по себе. В данном случае операция, на мой взгляд, была абсолютно неправомочна. Неизвестно, какие исследования делались перед операцией, судя по отрывочным сведениям в прессе, никаких специальных исследований не проводилось. Операция осложнилась развитием диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови – ДВС-синдромом.

Для таких больных ДВС-синдром не является большой редкостью. К сожалению, врачи оказались не знакомы с данной патологией, ДВС нигде не фигурировал в медицинской документации. И это явилось роковой ошибкой: вместо проведения стандартной кровеостанавливающей терапии, которая требует как минимум переливания больших объемов свежезамороженной плазмы, растерявшиеся хирургии вызвали сосудистого хирурга, который наложил лигатуры (перевязал) на сосуды в области гематомы.

Ничего более дикого в этой ситуации придумать было нельзя. После такой операции спасти жизнь, как правило, не удается. Мы прекрасно знаем эту патологию по аналогичной ситуации в родах: если накладываются лигатуры на сосуды, питающие кровоточащую матку, женщина с очень высокой вероятностью умирает. Даже если она была перед этим практически здоровой. А здесь речь идет о больном человеке с измененными показателями гемостаза. Он погиб.

Дальше сведения от администрации клиники «Медси» смутные. Патолого-анатомическое исследование выполнено полупрофессионально, кроме протокола патолого-анатомического вскрытия, ничего больше не представлено: ни результатов микроскопического изучения тканей, ни фотографий. 

На суде было представлено абсолютно неверное экспертное заключение. Мнение одного из самых крупных мировых гематологов академика Андрея Ивановича Воробьева (моего отца) о том, что трепанобиопсия не могла привести к таким последствиям, не было принято во внимание (под предлогом, что он не вспомнил номер квартиры, в которой не живет уже 15 лет).

Знаменитое «дело врачей» в 1953 году было, как известно, инициировано и контролировалось лично Сталиным, настаивающим на пытках и кандалах для лечивших, в том числе и его самого, медиков. Что касается нынешнего судебного процесса, то, как кажется, обвинительная тенденция явно инспирирована сверху. Недавно Следственный комитет предпринял фантастический демарш, предписав следственные расследования по вопросам врачебных ошибок (за этим термином обычно скрываются случайности, подстерегающие медиков и являющиеся предметом профессиональных разборов).

Суд над Еленой Мисюриной вызвал возмущение всей медицинской общественности. В ее работе не было ни халатности, ни небрежности, ни нарушения правил. Врачи требуют немедленно освободить Мисюрину из-под стражи и провести новое рассмотрение этого дела в другом составе суда и с привлечением независимых экспертов-профессионалов.

Если этого не произойдет, последствия будут плачевными прежде всего для пациентов, особенно страдающих серьезными заболеваниями… Врачи перестанут делать инвазивные процедуры, которые всегда представляют хоть небольшой, но риск. Однако без них невозможно поставить правильный диагноз и правильно лечить. Реальная угроза оказаться в тюрьме за осложнения болезней, которые невозможно предотвратить, заставит медиков бездействовать или вообще уйти из профессии. Что уже происходит сегодня.

Вспомним судебно-следственное преследование трансплантологов несколько лет назад: до сих пор наша трансплантология не оправилась от прошедшего тогда безумного процесса, тысячи больных погибают без пересадки почки, сердца, печени, легких.

Теперь врачей хотят сажать за осложнения при манипуляциях. За это придется посадить всех, так как у кого-то из тысяч пациентов неизбежно возникнет осложнение. С таким отношением мы добьем остатки нашей несчастной системы здравоохранения. 

Источник: http://www.ng.ru/kartblansh/2018-01-30/3_7161_kartblansh.html

 

© 2018 Сайт создан в поддержку доктора Мисюриной Елены