Сайт misyrina-help.ru – информационное пространство,
созданное в поддержку доктора-гематолога Мисюриной Елены,
приговоренной к лишению свободы



Анастасия: профессионализм и неравнодушие

Наверное, многих моих друзей сильно удивит этот пост: я не привыкла афишировать эту сторону моей жизни, да и самой уже порой с трудом верится, что всё это произошло со мной 6 лет назад. 

Тем не менее в январе 2012 года в критическом состоянии я попала в отделение химиотерапии гемобластозов Онкоцентра им. Н.Н. Блохина с диагнозом «первичная медиастинальная В-крупноклеточная лимфома», стадия 4 Б. Сейчас я абсолютно здорова.

Когда меня просят рассказать, как это было, я затрудняюсь описать ту жизнь в двух словах. Редкие курсы химиотерапии, а между ними – сплошная борьба с её побочными эффектами: тошнотой, пневмонией, стоматитом, лейкопенией, анемией и т.д. После каждой капельницы становится всё сложнее найти вены на руках: они становятся тонкими и хрупкими. Через 3 недели от начала химиотерапии волосы выпадают, как осенние листья, толстыми пучками оставаясь в руках. Неизбежная стрижка налысо – нечто вроде монашеского пострига, ритуал посвящения в онкобольные. В парике жарко и неудобно, поэтому в больничной палате он заменяется на косынку. Потом постепенно выпадают брови и ресницы, а от бешеных доз преднизолона отрастают пухлые щёки.
У меня, кстати, не осталось ни одной фотографии той поры – отражение в зеркале не вызывало желания устроить фотосессию. На первой фотке я через 3 месяца после окончания химиотерапии.
Впрочем, потеря волос ни меня, ни моих соседок по больничной койке особо не заботила: снявши голову, по волосам не плачут. Не могу сказать, что кем-то из нас сильно владело уныние: обладая большим количеством свободного времени, мы читали, смотрели фильмы, вышивали, принимали гостей (спасибо всем друзьям, приезжавшим ко мне в те дни!) и просто общались. Каждая из нас задавалась вопросом «почему это случилось именно со мной?», но никто так и не нашёл на него ответа. А вот мечтали мы все об одном: вылечиться и жить. Просто жить дальше. Такие простые слова «я живу» наполнены для каждого онкобольного очень глубоким смыслом.


Но, собственно, этот пост не о больных и лечении – он о врачах. Тех людях, которые помогли нашим мечтам стать реальностью, и которым я безмерно благодарна за это. Большинство лечащих врачей отделения были примерно одного со мной возраста, и я много раз думала, что они могли бы стать моими друзьями, произойди наша встреча при других обстоятельствах: врачи и их пациенты живут как бы в параллельных мирах, пересекающихся очень ограниченно.
Высокий профессионализм в сочетании с неравнодушием – вот что я видела каждый день. Искреннее желание вылечить окончательно каждого больного, сделать так, чтобы мы все забыли о своём диагнозе и борьбе с болезнью. Чтобы каждый день мы делали самые простые вещи: учились, работали, любили, растили детей – всё то, что укладывается в два коротких слова «я живу».
А сами врачи жили во многом своей работой и порой даже умирали на ней. Одна картинка так и стоит у меня перед глазами: пожилая бодрая женщина-профессор энергично потрясает кулаком над кроватью больной лейкозом бабушки: «Вот мне на одной конференции сказали – не надо лечить бабушек! Да я вам покажу – не лечить бабушек!!!». Через несколько дней прямо на работе у неё случился инсульт, а через пару дней тремя этажами выше, в реанимации, она умерла. А бабушки со страшными диагнозами так и продолжали жить дальше.
Не думаю, чтобы Елена Мисюрина как-то сильно отличалась от гематологов Онкоцентра - поэтому сейчас я не могу молчать. Трепанобиопсия – рутинная процедура, через которую прошёл каждый больной отделения онкогематологии, а многие далеко не один раз. Это просто взятие толстой иглой кусочка костного мозга из седалищной кости – неприятно, потом больно, но абсолютно не смертельно! Я просто не представляю, как врач с многолетним опытом может провести её неправильно, тем более – с риском для жизни. А вот сам онкологический диагноз, увы, зачастую несёт в себе приговор.
То, что произошло с Еленой Мисюриной – не просто судебная ошибка. Это самый настоящий беспредел, ведущий к полному развалу всей системы здравоохранения в целом, и которому необходимо срочно положить конец, иначе врачи в страхе просто откажутся проводить многие процедуры. На защиту Елены Мисюриной встали врачи и пациенты, а должно встать всё общество. Ни один человек не может знать, когда его или его родных и близких выберет своей очередной жертвой болезнь. Да, и тебя, дочитавшего этот длинный пост до конца, это тоже касается. И если сейчас смолчать и этот беспредел не прекратить, каждый останется со своей болезнью один на один.


#яжива, #свободуврачу

© 2018 Сайт создан в поддержку доктора Мисюриной Елены